Tuesday, March 2, 2021
  • Tuesday, March 2, 2021

Новости мира сегодня онлайн

Автор on 30.01.2020 0 18 Views

Обвиняемый Владимир Маковецкий настаивает, что в первую очередь это — музейный экспонат, а он — сотрудник экспозиции и уж никак не оружейный барон.Владимир Маковецкий, обвиняемый: «Я выполнял служебные обязанности. И не только по служебным обязанностям, а из любви к истории, любви к каждому экспонату. То, что мы сохраним сегодня, это память для будущих поколений».По словам сотрудника музея, снаряд времен Великой Отечественной предположительно для пехотной или танковой пушки принесли из местной школы. Как ответственное лицо Маковецкий должен был его проверить, обратиться к экспертам, но из полиции отправлять специалиста на осмотр почему-то не стали, а руководство музея решило, что раз уж стражей порядка не интересует судьба боеприпаса, то и им до него нет дела. Несколько лет фугас стоял среди других трофеев, никто и не думал, что внутри что-то есть. Для Маковецкого это было неприятным открытием, ведь десятки экскурсий, сотни посетителей ежедневно находились в непосредственной близости от взрывоопасного предмета.Людмила Иванова, адвокат: «О том. что внутри болванки, а это была именно болванка, находится взрывчатое вещество, Владимир Петрович подумать не мог. Он не имеет соответствующего образования, в его должностные обязанности не входит определение наличия или отсутствия взрывчатых веществ в каком-либо экспонате».Опытные саперы, которые работали с такими типами боеприпасов, уверяют, что практически с таким снарядом ничего не произойдет: для взрыва нужен детонатор или тепловое воздействие. Но юридически это все-таки взрывоопасный предмет, 222-я статья УК РФ. Следовательно, человек, который за него отвечает, должен ответить и перед законом, тем более что Маковецкий — поисковик со стажем, он должен был понимать, что такие экспонаты нужно тщательно проверять. Коллеги пенсионера уверяют, что здесь слишком тонкая грань, оказаться в такой ситуации мог любой из их движения.Александр Шепелев, председатель краснодарского отделения ООД «Поисковое движение России»: «Эта ситуация может случиться с любым музеем, с любой экспозицией, с любым школьным музеем, уголком боевой славы. Можно назвать это случайностью, потому что предметы эти передавались из каких-то школьных музеев, возможно, уже десятилетиями хранились у них».Незнание закона не освобождает от ответственности, но Маковецкому и его коллегам от этого не легче. Те, кто фактически бесплатно рассказывает детям об истории, вдруг стали подозреваемыми. Изучив все материалы этого непростого дела, прокуроры потребовали вернуть его на доследование, ведь получается, что если боеприпас был опасным больше на бумаге, чем в реальности, то и наказывать музейщика нужно административно, а не как матерого уголовника.Снаряд сняли с экспозиции, увезли и, судя по всему, уничтожили, а заодно проверили все оставшиеся — вдруг и в них может оказаться взрывчатка почти 80-летней давности. Сейчас Владимир Маковецкий продолжает работать в музее и рассказывать о подвигах и победах Великой Отечественной. Правда, пока он по-прежнему в статусе подозреваемого.